МБХ медиа
Сейчас читаете:
Ленинградские муфлоны и угольная пыль. Как на берегу Финского залива строят угольный порт



Сосновый бор на берегу Финского залива, богатый краснокнижными растениями и редкими животными, в ближайшее время будет погребен под толстым слоем угольной пыли. В районе города Приморска, между поселками Карасевка и Ермилово в Ленобласти планируется строительство глубоководного универсального портового комплекса.

Основные виды грузов, которые будет обрабатывать порт — уголь, минеральные удобрения, контейнеры, генеральные грузы. Предполагается, что порт будет пропускать до 70 млн тонн/год. Разрешение на строительство еще не получено, но вырублено уже более 200 га леса. Порт планируется построить к 2022 году, за это время в окружающую среду попадет почти две тысячи тонн вредных веществ — оксид и диоксид азота, сера, фториды, формальдегид, марганец, керосин, взвешенные вещества. Жители Курортной зоны Финского залива, экологи и биологи уверены — экологии Ленобласти и Петербурга будет нанесен непоправимый ущерб, а угольная пыль представляет серьезную опасность для здоровья людей.

«Согласования проекта еще не было, но они уже вырубили наш лес»

В феврале 2019 года губернатор Ленинградской области Александр Дрозденко и руководство Приморского УПК подписали соглашение о строительстве. Дрозденко письменно попросил Владимира Путина ускорить строительство подъездных путей к будущему порту. Вопрос решили положительно, уже в апреле на берегу залива начали рубить сосновый бор. Так жители Приморска в Ленобласти и узнали о том, что на берегу Финского залива собираются построить угольный порт.

«Согласования проекта еще не было, никакой экологической экспертизы они не прошли, не доказали нам, что это экологически безопасно. Но они уже вырубили наш лес — 265 гектаров. Это большая потеря для нас, это просто шок. Мы начали в Комитет по природным ресурсам писать, узнавать, что происходит. Нам отвечают, что заключен договор на заготовку леса, и на эту же самую территорию заключен договор на постройку линейных объектов. Нам в комитете даже толком объяснить не смогли, что это за линейный объект такой, под который нужно вырубить огромную территорию. И знаете, такое странное совпадение, что вырубают лес под заготовку и потом выясняется, что на том же самом месте будут строить порт. Вот что это за совпадение? Такого не бывает, согласитесь», — рассказывает Лина Епифанцева, член общественного движения «За сохранение побережья Финского залива».

Грузооборот в 70 млн тонн не сулит жителям ничего хорошего — в Приморском порту планируется в огромном объеме разгружать уголь, минеральные удобрения, зерно. На территорию порта груз будут привозить вагонами. Сейчас в зоне будущего порта живет 1500 человек, которым, возможно, придется уехать — они собирались жить и покупали жилье в курортной зоне, а она станет промышленной. Активисты инициативной группы за сохранение Финского залива уверены — проблема коснется не только Приморска и окрестных поселков. Загрязнение Финского залива — экологическая катастрофа для Петербурга.



«При самой транспортировке вагонов вы знаете, какие потери угля происходят? Она просто вот так вот, пыль вся эта, вылетает. И будут страдать также и жители Санкт-Петербурга, потому что это же все будет мимо Санкт-Петербурга идти. Ну и потом, когда все это будет в Карасевке разгружаться — представляете все эти объемы угля? Двадцать миллионов тонн в месяц, 1740 вагонов в день пропускная способность. Мы посчитали — это каждые 15 минут будут туда-обратно ходить эти огромные составы с углем и зерном», — рассказала Лина «Северо-Запад. МБХ медиа».

У жителей Карасевки порт возведут буквально в ста метрах от жилых домов. В поселке уже сейчас страдают от неприятного запаха — на берегу залива несколько лет работает нефтеналивной порт «Транснефть-Порт Приморск». Живущая в Карасевке Ирина Алсуфьева рассказала, что действующий сейчас порт очень быстро начал наращивать обороты.

«От 10 до 50 млн тонн, уже очень сильная антропогенная техногенная нагрузка на Финский залив. У нас постоянно происходят разливы нефти, были превышения предельно допустимых концентраций вредных веществ в воздухе. Дышать тяжело, в воздухе очень много примесей», — жалуется Ирина.

Фото: Юлия Шалгалиева / МБХ медиа

Порт Трабера

По данным ЕГРП, главными акционерами ООО «Приморский УПК» являются физические лица — Илья Трабер и Рамис Дебердеев. Трабер — петербургский бизнесмен, начинавший в 1990-е с антикварного бизнеса, а позже занявшийся экспортом нефтепродуктов, недвижимостью и логистикой. В 1990-е Трабер контактировал с администрацией Санкт-Петербурга, в которой за работу с инвесторами тогда отвечал Владимир Путин. В испанских СМИ Трабер упоминался как человек, разыскиваемый по подозрению в связях с Тамбовской ОПГ.

В начале года жители увидели в администрации Приморска схему, на которой было обозначено, что не только весь берег от Приморска до Ермилово, но и расположенные к юго-востоку от них Желтая бухта, мыс Кюренниеми и полностью берега Высокинского озера станут промзоной. Это не только популярные курортные места, но и важные территории для сохранения флоры и фауны Финского залива — здесь нерестятся тюлени и нерпы.

Администрация Приморска с нетерпением ждет строительства порта как мощного инвестиционного проекта. Но и в ее рядах были несогласные. Главу администрации Приморского поселения Николая Столярова посадили под домашний арест после того, как он попытался выяснить, законно ли вырубается лес в Приморске. По словам источника «Северо-Запад. МБХ медиа», Столяров начал запрашивать все необходимые документы, и его тут же посадили под домашний арест по подозрению в хищении казенных субсидий. Местные жители считают, что у них устранили единственного защитника народных интересов, и помощи теперь ждать неоткуда.

Закрытая перевалка угля и рабочие места

ООО «Приморский УПК» на протесты инициативной группы реагирует вяло и отвечает однообразно: проект экологически безопасен. Перевалка угля будет осуществляться закрытым способом, вагоны будут ходить бесшумно, растения и редкие виды животных не пострадают.

Спасатель Сергей Савров работает в нефтеналивном порту Приморска. Как специалист он знает, что не существует полностью закрытого способа перевалки угля.

«Закрытого типа угольный терминал сделать нельзя, потому что эта пыль взрывоопасна — в закрытых помещениях она может взрываться. Поливать водой — да, будут какое-то время. Но зимой это невозможно — это будет все замерзать. Все равно в какой-то мере это будет открытый способ. А значит, мы будем дышать пылью», — считает спасатель.

Застройщик уверяет, что с появлением порта в Приморске предоставит жителям 3500 рабочих мест. При том, что людей здесь живет в два раза меньше, а большая часть из них пенсионеры, и молодые мамы с детьми. Жители разводят руками — хорошей работы все равно будет не получить. Вакансии уборщиц и охранников есть и в Петербурге, и в близлежащем Выборге. А для работы в угольном порту нужны соответствующие навыки и образование. Жители считают, что работать в порту будут приезжие, которых пока некуда даже селить. С недавних пор застройщик заговорил и о строительстве жилого комплекса для жителей. Но в это, как и во многое другое, жителям Приморска верится с трудом.

«Инфраструктуры у нас нет. Дороги плохие, больница дышит на ладан, скоро закроют, скорую помощь перевели в Выборг, ждать минимум час. Полиции нет, заправка 2 года не работает, ближайшая 25 км. Как местное население может доверять людям, которые без согласования уже вырубили лес? Мы не верим, скорее всего нам построят порт с открытой перевалкой угля». — считает Сергей Савров.

К борьбе против беззакония привлекалась и полиция. Прокуратура нарушений не выявила. Тогда активисты обратились в ГИБДД по вопросу использования дороги без официального разрешения.

«Если все, что они делают, законно, он должны были делать собственную дорогу. Лес вывозили на машинах со скрытыми номерами. Но ГИБДД не приезжали к нам, а на все наши запросы писали, что нарушения не обнаружены», — говорит Лина Епифанцева.

По официальной информации порт создается в рамках «стратегии переориентации российских внешнеторговых грузов из морских портов Прибалтики в морские порты РФ». Но в Петербурге уже есть семь портов, два в Ленобласти и все они недозагружены: «Новая газета», ссылаясь на материалы «Программы развития транспортной системы Санкт-Петербурга и Ленинградской области на период до 2020 года», писала о профиците портовых мощностей в 67,5 млн тонн на начало 2016 года.

«У нас есть порт „Высоцкий“ на несколько миллионов тонн, угольный, опять же таки. Есть порт „Бронка“, есть „Усть-Луга“. И, насколько мне известно, эти порта недозагружены. Какая необходимость есть строить здесь еще один порт — тем более, такой крупный? В проектной документации должен быть раздел о том, какое вообще обоснование для такой масштабной стройки, но мы его не нашли, его там просто нет», — рассказывает Лина.

Фото: Юлия Шалгалиева / МБХ медиа

Ленинградские муфлоны

Для решения этого и многих других наболевших вопросов застройщик анонсировал «общественные обсуждения». Они прошли 24 июля, но слушать мнение жителей никто явно не собирался. По словам приморцев, в зал привезли совершенно неизвестных людей, которые заполнили помещение. Они не задавали никаких вопросов, заняли стулья, на которых специально для них были подписанные листы бумаги. Протестующие долго требовали впустить их внутрь и добились своего.

Ирина Алсуфьева, жительница Карасевки, до сих пор с тяжелым чувством вспоминает эти «общественные обсуждения». По ее словам, это была чистой воды профанация.

«Должно было проходить обсуждение „Оценки воздействия на окружающую среду“ (ОВОС), а по факту была презентация самого этого перевалочного комплекса. Большинство местных жителей не попало на них, потому что были перекрыты двери, публика была завезена в зал, подготовленная, со стороны порта. Местных было 20%, остальные остались за дверьми. Милиция на нашу сторону не встала. До нас донести пытались: что дают, то и кушайте. А мы не хотим это кушать. К нам приходит большой бизнес с большими деньгами, но учитывать наши интересы никто не собирается. Мы добились слова для экологов, ботаников и биологов», — рассказывает Ирина.

Биологу Анне Лосевой удалось выступить и рассказать, какой урон строительство угольного порта нанесет окружающей среде. По ее словам, ОВОС составлен ненадлежащим образом — это просто скомпонованные из разных источников материалы, мало относящиеся к данному региону.

«Приведена очень краткая характеристика объектов животного мира и по больше части она недостоверная. Информация по млекопитающим взята из других отчетов. В нем присутствуют виды, которых у нас нет в Ленинградской области — европейская лань и муфлон, баран из Средней Азии. Ничего нет об опасности исчезновения кольчатой нерпы и серого тюленя. Район работ и район, через который будут проходить суда — это главные места размножения этих животных. То есть, детеныши будут появляться в том месте, где будут проходить суда. Скорее всего это будет означать гибель, вплоть до полного исчезновения популяции. Потому что в настоящий момент животных осталось, по разным оценкам, от нескольких десятков до 200 в Финском заливе», — рассказала биолог.


Рубка леса, по ее словам, нанесла непоправимый урон для птиц, потому что производилась в период гнездования. Все птицы, которые гнездились в этот период — погибли. На территории лесов Приморска обитало несколько лосей. Они остались на небольшом участке леса, зажатые между морем и трассой. Есть надежда, что зимой они уйдут по льду или переплывут Ярмиловскую бухту.

Особые опасения у биологов вызывает уничтожение заказника «Березовые острова». Он включает в себя архипелаг и акваторию вокруг него. Данная территория не просто создана для охраны нескольких видов животных — это природоохранный комплекс.

«Рыба, которая приходит нереститься в эту акваторию, птицы, которые массово гнездятся на островах, нерпы и тюлени — все может быть уничтожено. Территория высочайшей природоохранной значимости и имеющая международный статус под угрозой», — считает Анна Лосева.

Фото: Юлия Шалгалиева / МБХ медиа

В Приморск для поправки здоровья

Главным критерием для переезда из Петербурга в Приморск для многих стала именно экология — воздух, сосновый бор, залив. Семьи из Петербурга активно покупают здесь дачи, переезжают на пмж, некоторым многодетным семьям правительство региона выдавало жилье в этом районе.

Витя с недавнего времени — житель Карасевки, он переехал сюда с мамой и сестрой. Приморск ему нравится — здесь есть друзья, парусный клуб и лесные просторы. Купаться, загорать, бегать с собакой — до недавнего времени это были основные его увлечения. Теперь к ним прибавился сбор лесных останков после вырубки. Он бережно подбирает сосновую кору с земли и рассказывает, каким лес был когда-то, всего месяц назад.

«Очень много деревьев и мох — здесь все отдыхали, ездили с палатками. Мы сами убирали берег, с родителями и друзьями, чтобы было красиво и чисто. В зоне отдыха строить угольный порт — я думаю, это неразумно. Будет шумно, пыльно. В городе все, можно сказать, замучено, а здесь свежо, можно было грибы пособирать, ягоды», — рассказывает Витя.

Дочь жительницы Приморска Марии больна редкой болезнью — у нее синдром Ундины. Она перестает дышать во сне, поэтому ей требуется специальный дыхательный аппарат.

«Ей тяжело дышится в Петербурге, который и так перенасыщен пылью, выбросами от предприятий, ядовитыми газами свалок. Мы купили здесь дом. И что нам делать теперь — неясно. Продавать жилье за бесценок? И на эти деньги возвращаться в город? Ведь пострадает все побережье залива, все Ленинградская область. Где же тогда нам жить?», — спрашивает Мария.

Экоактивисты активно привлекают специалистов для фиксации всех нарушений и призывают принять участие в сборе подписей под обращением жителей Приморского городского поселения к Путину. Основное требование к президенту — прекратить реализацию проекта строительства портового комплекса, который нужен только для обогащения конкретных людей и уничтожает Финский залив.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписаться на рассылку

6 комментариев

Правила общения на сайте

  • Павел

    ПОСЛЕ ЭТИХ ТЕРАНОВ существ!!!
    ХОТЬ ПОТОП! ПРОДАЖА СТРАНЫ;
    С МОЛОТКА! БЛАГОДАРЮ МВК! ЛАЙК АВТОРУ! МОЁ СУБЪЕКТИВНОЕ ОЦЕНОЧНОЕ ЛИЧНОЕ МНЕНИЕ!

  • Бахова Светлана

    Это преступление против природы и людей. Заявляю ответственно, поскольку в моем паспорте место рождения -Приморск.

  • Отделите мух от котлет. Под петербургом построены перевалочные базы для нефти и газа, после чего латыши и литовцы взвыли. Литовская ветка транзата всяких мажекяев и прочих всё-никому не нужна. Латвийские фрахтовые порты тоже даром никому не нужны, не европейцам же нужно нефть вывозить на восток, так? Вы подумайте, а где порт строить? в Калининграде? нельзя, он изолирован, туда груз не подвезёшь если что. На черном Море? нельзя, далеко до основных потребителей. В Архангельске строить? Можно было бы, но там порт 4 мес в году будет простаивать из-за льдов. Вообще нашу человеку так легко запудрить голову! Ну засрут пространство под спб, езжайте в Карелию или в Архангельск на каникулы, там -то всё нормально будет.

    • Есть порты в Усть-Луге — там и стройте новые порты. Все дороги на Карельский перешеек ведут через Санкт-Петербург и единственный мост через Неву. Получается, что Питер — транзитный для угля город — это полнейший бред. При этом порт Усть-Луга недозагружен.

      А на прибалтов плевать — путь хоть в кровь себе уголь внутривенно вводят.

  • Андрей

    Как только в Ленобласти что-то приличное собираются построить, как тут же оппы находят редких бабочек или грибы, которых там никогда не было. Им откатов не платят, но они год за годом надеются. Ищут травы, зондируют почву. Люблю этот балаган. Весёлые клоуны, скачут, гремят кастрюлями. Смешные.

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Ежедневная рассылка с материалами сайта

приходит каждый день, кроме субботы, по вечерам

Авторская колонка

приходит по субботам в полдень

Обе рассылки

по одному письму в день

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: