МБХ медиа
Сейчас читаете:
Миллионы в землю: почему амбициозный проект метро в Омске так и не воплотился в жизнь

Омск — город «тысячи мемов». И одним из излюбленных объектов для иронии у сетевых шутников стал самый известный местный долгострой — метрополитен. «Омск, 2513 год. Состоялось торжественное открытие омского метро», «Омское метро подорожало. Буду ходить пешком», «Омское метро бессмысленно и беспощадно», «А в омском метро нет рекламы. И метро»… Продолжать цитировать можно долго. И все это было бы даже, наверное, смешно, не иди речь о проекте, «закопавшем» в землю за свою тридцатилетнюю историю миллиарды бюджетных рублей. Что пошло не так со строительством омской подземки?

Амбициозный долгострой

О метрополитене в Омске задумались сразу после того, как в 1979 году город по итогам всесоюзной переписи перешагнул черту миллионника. Потом было десятилетие, потраченное на обоснования и согласования. Изначально предполагалось, что «подземка» будет состоять из 4 линий и 57 станций и свяжет между собой спальные левобережные районы с правым берегом, где сосредоточены промышленные и оборонные предприятия. В феврале 1993 года наконец-то был утвержден проект первой очереди первой линии омского метро от станции «Маршала Жукова» до станции «Рабочая» протяжённостью около семи километров. В 1996 году начались работы на еще одной станции — «Туполевская», которую должны были связать перегонами с «Рабочей».

В нулевых основной фронт работ переместился на участок между станциями «Заречная» и «Пушкинская». Осенью 2005 года открылось автомобильное движение по наземной части метромоста, строительство которого было частью этого проекта. В 2007 году начались работы на участке между станциями «Кристалл» — «Заречная». Потом был перерыв, связанный с экономическим кризисом 2008 года.

В новой версии проекта от 2013 года остались только пять станций из 57 — «Пушкинская», «Заречная», «Кристалл», «Соборная», «Проспект Рокоссовского». Но даже этот существенно урезанный вариант воплотить в жизнь не удалось. Сначала разорился генеральный подрядчик — компания «Мостовик», потом объект временно законсервировали, не понимая, что с ним делать дальше, хотя продолжали по инерции обещать его открыть. Хотели сделать подарок горожанам на празднование 300-летия Омска, которое проводилось в 2016 году, но не вышло. До этого открытие планировали в 2008 году, в 2012-м и в 2015-м.

Начало туннеля к станции Заречная. Фото: Анастасия Крылова / МБХ медиа

В феврале 2019 года власти региона окончательно сдались и предложили признать строительство метрополитена в Омске нецелесообразным ввиду отсутствия финансирования. Перебои с ним, кстати, возникали постоянно на протяжении последних 10−15 лет. А в мае правительство Омской области определилось с тем, как именно будет консервировать объект: участок от «Рабочей» до «Маршала Жукова» заполнят цементно-песчаным раствором. Это называется «мокрый способ», и он считается более экономичным. Остальные участки, а также станции «Пушкинская», «Заречная» и «Кристалл», будут законсервированы сухим способом, то есть системы вентиляции, водоотведения и электроосвещения внутри останутся. Так что чиновники оставляют задел на будущее: если вдруг у не самого, мягко говоря, богатого региона случайно окажутся несколько «лишних» десятков миллиардов, то долгострой можно будет реанимировать.

К слову, «Пушкинская» — единственная станция, имеющая «100%-ную строительную готовность». «Кристалл» и «Заречная» существуют лишь в виде котлованов.

Итогом амбициозного проекта стало строительство метромоста, который вполне мог бы быть и обычным мостом, что вышло бы дешевле, а также подземного пешеходного перехода у библиотеки имени Пушкина и станции «Пушкинская», с которой никуда не уедешь. На всех четырех входах гордо красуются буквы «М». Гости города очень любят фотографироваться на их фоне: пешеходного перехода с таким бэкграундом в России точно нет.

Фото: Анастасия Крылова / МБХ медиа

Холод, лед и школота

Станция «Пушкинская» надежно скрыта от праздных глаз, но спрятать такое от всех невозможно. Диггер Андрей спускался в недостроенную подземку больше 50 раз. Его новость о консервации метро расстраивает не слишком.

— На «Рабочую» и «Маршала Жукова» все равно залаза нет, — объясняет он. — Там воды много, особенно на «Маршала».

На обеих станциях Андрей бывал раньше, пока не заделали «залазы» — дыры в конструкциях, через которые можно попасть внутрь.

Нам диггер согласился показать участок метро от «Заречной» до «Пушкинской». В подземный мир мы протискиваемся через довольно узкую дыру в аварийно-вентиляционной шахте. Внутри темно и прохладно, навскидку — градуса два-три ниже ноля. До сих пор здесь можно встретить участки, покрытые снегом и льдом. По льду нужно перемещаться очень осторожно.

-Тут можно провалиться вниз на полтора метра, — предупреждает Андрей. Лед под ногами тревожно похрустывает.

— То, чем мы сейчас занимаемся — индустриальный туризм. Модное нынче направление, — объясняет диггер. В омскую подземку он водил не только земляков, но и туристов из многих других городов России. Блогеры, фотографы, авантюристы готовы ради нескольких часов блуждания по темным и сырым туннелям преодолевать тысячи километров.

Сначала мы идем по техническому туннелю в сторону станции «Заречная», точнее котлована, который она из себя представляет. В определенный момент уровень воды становится таким, что приходится взбираться на узкие трубы и двигаться по ним, чтобы не промокнуть. Памятуя о рюкзаках, набитых фототехникой, мы отказываемся от идеи добраться до «Заречной» и поворачиваем в сторону «Пушкинской». Идти приятно уже хотя бы потому, что под ногами сухо. Наши голоса отзываются гулким эхом в тоннеле. Фонариком высвечиваю надписи на стенах: «#неуважение власти», «Мертвое поколение», «Го в Анапу». Кое-где попадаются пластиковые бутылки и банки из-под газировки.

— Это все школота, — замечает Андрей. — Настоящий диггер никогда не оставляет за собой мусор. А вообще наше метро среди других необычных мест в регионе — это «баян». Кто тут только не лазает.

Наконец мы оказываемся под метромостом. Эта часть перегона «Заречная» — «Пушкинская» выглядит идеально и даже, будь там хорошее освещение, торжественно. Жаль, что оценить красоту подземной части метромоста могут лишь единицы.

Идти к «Пушкинской» смысла нет: ее, по словам Андрея, недавно «запилили», то есть поставили решетки на подходе к станции, чтобы «индустриальные туристы» не беспокоили. Но диггерский опыт подсказывает нашему проводнику, что долго решетки не простоят: коллеги Андрея опять их распилят.

На перегоне Заречная — Пушкинская. Фото: Анастасия Крылова / МБХ медиа

Зачем копали?

Нужно ли Омску метро? Омичи до сих пор не могут прийти к однозначному ответу.

— На внешнеполитические авантюры в федеральном бюджете деньги есть, а на развитие транспортной инфраструктуры крупных городов — нет, — сетует местная жительница Ольга Измайлова. — Обидно, что сейчас миллиарды фактически закопают в землю. Все, что уже создано (а построено очень много), могло бы работать и приносить существенную пользу. Например, скоростной подземный трамвай вместо дорогостоящего метро — отличная идея, на мой взгляд. Российское правительство прорабатывает проекты дорогостоящих трасс: Москва — Казань за два триллиона, Сочи — Туапсе за один триллион. По сравнению с этими цифрами на омский проект необходимы копейки — 20−30 миллиардов. Но, видимо, развитие сибирских городов — не в приоритете: мы слишком далеко от Москвы.

— Сколько вложений финансовых, сколько труда, и на полпути все это бросить? — недоумевает Наталья Васильева. — Мне повезло: живу недалеко от работы, но мои знакомые вынуждены стоять в пробках в часы пик. Метро городу не помешало бы. Но если нет денег, то, может, постараться как-то творчески использовать это подземное пространство? Превратить его в мастерские, арт-галереи, сделать подземные бункерные кафе? У нас практически нет необычных мест в городе. А такой подход мог бы повысить привлекательность Омска.

Павел Смелянский считает, что нужно взвесить все «за» и «против».

— Когда-то это был имиджевый и политический проект, но он никогда бы не стал экономически выгодным для города. Метро вообще в России неликвидно, за исключением Москвы. Раньше в Омске был больший пассажиропоток, но девяностые больно ударили по омской промышленности. Появление подземки уже ничего не изменит. Больше того, мне кажется, что многим по-прежнему на автобусах и маршрутках будет добираться удобнее и проще, — говорит Павел.

— В данный момент строительство метро в Омске нецелесообразно, — уверен Роман Дюков. — В восьмидесятых оно могло реально дать толчок для развития города. А сейчас, когда город практически потерял статус миллионника, когда люди массово из него уезжают, продолжать закапывать миллиарды в землю? Это неразумно. Лучше потратить эти деньги на развитие нормальной инфраструктуры, чтобы людям хотелось жить в Омске: на оснащение поликлиник, больниц, на строительство детских садов, ремонт дорог, на создание новых рабочих мест.

— Если после консервации в метро перекроют все доступы, я, конечно, буду скучать по подземке, — признается Андрей. — Я здесь как дома. Мне тут так спокойно, словами не передать. Мне сам этот воздух нравится. Вдыхаю и кайфую!

Однако диггер уверен, что большинство тоннелей омского метрополитена будут доступны для исследования и дальше, потому что мы живем в России — в стране, где «сказал» далеко не всегда означает «сделал».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписаться на рассылку

1 комментарий

Правила общения на сайте

  • Антон

    короче как всегда принято в этой стране, деньги растащили по карманам чиновников, а проект похоронен !

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Ежедневная рассылка с материалами сайта

приходит каждый день, кроме субботы, по вечерам

Авторская колонка

приходит по субботам в полдень

Обе рассылки

по одному письму в день

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: