МБХ медиа
Сейчас читаете:
«Все снести». Почему активисты не хотят, чтобы власти «восстанавливали» рязанский ВДНХ

Рязанский инженер Алексей Бирюков с несколькими единомышленниками три года своими силами расчищал от зарослей, битого кирпича и фекалий заброшенный комплекс Торгового городка — бывшей Выставки достижений народного хозяйства (ВДНХ). Как только стали заметны первые результаты, в работе стали помогать административные управления и ведомства. После присвоения «Рязанской ВДНХ» статуса охраняемого объекта истории и культуры регионального значения более десяти лет заброшенный и разрушающийся комплекс заинтересовал мэрию, но гражданских активистов не устроило желание властей взять дело в свои руки.

Фонтан с рыбками — пионерлагерь — сортир

История строительства Рязанской ВДНХ до сих пор вызывает споры в среде историков, краеведов и просто неравнодушных горожан. С одной стороны, первый секретарь Рязанского обкома КПСС Алексей Ларионов стремился вывести отстающий регион в передовые во всех сферах и поднять самооценку рязанцев, поэтому и построил столь «праздничный», нетипичный для Рязани комплекс в стиле ампир. С другой — в области в середине 1950-х годов не было столь многочисленных «достижений», чтобы суметь заполнить ими больше 20 павильонов комплекса. Здания были внешне красивыми, однако не приспособленными для работы — их возводили в спешке, без коммуникаций. Комплекс построили в 1955 году на окраине города всего за два месяца.

Чтобы во время разлива территорию не затапливало, сотни рязанцев высадили между ним и рекой Окой деревья, которые со временем выросли и образовали лесопарк, но это не помогло. Несколько лет весной подростки мастерили плоты и плавали на них между павильонами, которые постепенно разрушались.

Рязанский ВДНХ во времена СССР. Фото предоставлено Екатериной Вулих

Комплекс малой ВДНХ построили по типу грандиозной московской, но меньше размерами. По словам рязанского краеведа Игоря Канаева, столичная ВДНХ настолько огромна и величава, что принижает самого человека, «давит» на него. Рязанский же комплекс — небольшой и «по-домашнему уютный». Таких малых ВДНХ на территории бывшего Советского Союза осталось меньше десяти.

Сразу же после торжественного открытия ВДНХ стала центром притяжения всех рязанцев. На главной аллее работал фонтан (по дошедшим до наших времен сведениям, то ли с золотыми рыбками, то ли с карпом), были установлены лавочки и качели-лодочки, скульптурные композиции. Здесь же рязанцы делали серьезные покупки для дома — мебель или стройматериалы. Через два года после возникновения ВДНХ стала по сути и названию Торговым городком — это название сохранилось до наших дней.

За 64 года существования павильоны были выставочными и торговыми площадками, в конце 1960 годов на территории ВДНХ располагался пионерский лагерь, затем склады. Несколько павильонов рязанские предприниматели приобрели в собственность, остальные оказались заброшенными и продолжали разрушаться. У основания зданий появились трещины, на крышах выросли деревья, в павильонах были устроены сортиры, в зарослях обосновались бомжи и любители выпить на свежем воздухе.

Тысячи мешков мусора

Рязанец Алексей Бирюков, который вырос на соседней улице и успел застать Торговый городок не таким заросшим, в 2016 году решил своими силами расчистить его от кустарников и мусора. По его словам, особенно ни на что не надеялся.

— Давно хотел этим заняться, но не было времени: то учился, то только начал работать. Последней каплей стало известие о том, что в здании «Облпотребсоюза» случился пожар, и наша ВДНХ чуть не лишилась одного из самых красивых зданий. Буквально через несколько дней начал вырубать дебри. Сначала работал по выходным один, потом начали присоединяться другие люди — знакомые и незнакомые, — рассказал он корреспонденту «МБХ медиа».

Алексей Бирюков. Фото: Екатерина Вулих

В какой-то выходной он выходил на уборку один, в другой к нему присоединялись два-три человека. В первый год добровольцы сами приносили мешки для мусора и перчатки, рабочие инструменты. Над Бирюковым посмеивались: зачем бесплатно делать то, на что мы платим налоги государству? Придут «культурно отдыхающие» — снова все загадят. Так все и происходило: одни убирали — другие мусорили. В 2017 году «движуху» в Торговом городке заметили «на верху» и выслали на помощь курсантов Академии права и управления ФСИН России, вместе с которыми прибыла уборочная техника. В 2018 году управление благоустройства Рязанской администрации несколько раз помогло вывезти мешки с мусором — их набрались тысячи. К тому времени Бирюков уже взялся за расчистку павильонов от битого кирпича, стекла и сгнивших досок.

— Работа шла, но беспокоило одно: комплекс не был признан памятником истории или архитектуры, несмотря на все наши усилия, его могли в любой момент просто снести и застроить современными зданиями, — поделился опасениями того времени инициатор возрождения местной ВДНХ. — Тем более что несколько павильонов находятся в частной собственности, какими-то владеет муниципалитет.

Поставить на охрану уникальный для Рязани архитектурный комплекс не могли: он не проходил по критериям историко-культурной ценности, которые были ориентированы лишь на крупные древние города, как Москва или Нижний Новгород. Члены рязанского отделений Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК) заговорили об этом еще при губернаторе Олеге Ковалеве, который руководил областью до 2017 года, но изменить ситуацию удалось лишь с приходом губернатора Николая Любимова.

— Исторические постройки не могли пройти по тем критериям, по которым оценивали строения в Москве, но почему-то такая же оценочная шкала была принята и в Рязани, — пояснил зампредседателя ВООПИиК Игорь Кочетков. — Мы с председателем Андреем Петруцким вышли с предложением изменить шкалу на Госинспекцию по охране памятников по Рязанской области и на губернатора, и ситуацию удалось изменить. Прежние критерии были направлены на уничтожение исторического ядра малых городов — в Рязани именно это и случилось, большинство зданий деревянного центра уничтожено.

Рязанский ВДНХ, 2019 год. Фото: Екатерина Вулих

Он также заявил, что долгие годы госструктуры говорили о невозможности восстановления строений из-за отсутствия фундаментов, якобы павильоны были лишь «времянками». Однако даже поверхностно проведенное обследование указало на наличие фундаментов — следовательно, здания можно отреставрировать.

Несовершенные критерии оценки играли на руку строительному лобби, поэтому менять существующий порядок дел никто не спешил. В 2018 году благодаря принятым изменениям комплекс все же признали объектом исторического наследия Рязанской области, в 2019-м на субботник на территорию Торгового городка вышли чиновники регионального правительства, а 27 апреля добровольцы устроили необычный субботник, после которого показали архивные фотографии будней и праздников рязанской ВДНХ середины прошлого века и провели экскурсию по закрытым на долгие годы павильонам. В некоторых осталась советская мебель и люстры, учебные плакаты с правилами надевания противогазов — все это покрылось пылью и отсырело. Предположения активистов подтвердились: комплекс нужно срочно спасать, но как сделать, чтобы вложенные деньги окупились, а в дальнейшем «Рязанская ВДНХ» могла «содержать» сама себя?

Дождаться появления дворника

На стратегической сессии, которая была посвящена обсуждению дальнейших планов по восстановлению и смысловому наполнению Торгового городка, прозвучало четыре основных предложения. Первый путь — это использование территории под сельскохозяйственный бизнес-инкубатор, второй — «региональное Сколково», третий — масштабная арт-площадка, место встреч людей творческих, четвертый — парк с советскими символами и некоторыми традициями. Мэр города Сергей Карабасов предложил все снести и выстроить заново, благоустроить, создав для этого муниципальное предприятие. Рязанцы не поддержали снос «до основанья, а затем…» и воспротивились благоустройству «от мэрии». Год назад горадминистрация уже «облагородила» лесопарк, который создали одновременно со строительством ВДНХ: провели массовую вырубку деревьев, построила спорткомплекс под мостом с оживленным автомобильным движением и установили арт-объекты, которые рязанцы тут же назвали «собянинскими сакурами». В мае стало известно, что в лесопарке — рекреационной пока что зоне — предполагается строительство школы, тогда же на границе участка вырубили деревья для строительства торговых павильонов.

— Лесопарк обезобразили, а не облагородили, поэтому, надеюсь, активисты не позволят проделать то же самое с Торговым городком. Как только его судьбой занялись добровольцы и разобрали все завалы, им тут же заинтересовалась рязанская власть. Стоит помнить, что власть — это народ, а чиновники обязаны выполнять волю народа, поэтому последнее слово в решении о дальнейшей судьбе комплекса должно остаться за рязанцами, — уверен Кочетков.

Пока не принято ни одного конкретного решения о концепции, финансировании и сроках восстановления по-настоящему ценного исторического объекта, Бирюков продолжает выращивать цветы на расчищенных клумбах, красить павильоны и убирать по выходным накопившийся за неделю мусор. Он уверен, что мэрии нужно начинать не с глобальных дел, а с малого: назначить на этот участок дворника и организовать регулярный вывоз мусорных мешков.

.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписаться на рассылку

Комментировать

Правила общения на сайте

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Введите поисковый запрос и нажмите Enter.

Ежедневная рассылка с материалами сайта

приходит каждый день, кроме субботы, по вечерам

Авторская колонка

приходит по субботам в полдень

Обе рассылки

по одному письму в день

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: